Как увеличить количество раз, когда ребенок смотрит в глаза?

Проблема взгляда в глаза является одной из наиболее распространенных проблем при аутизме. Затруднения у детей при взгляде являются одной из составных диагноза "Аутизм". У многих детей с аутизмом есть трудности не только поднять взгляд, но и удерживать его на протяжении нескольких секунд.
 Причина этому, скорее всего, органическая.

Что делать если ребенок забывает выученный материал?

Очень часто происходит так, что ребенок приобретает много новых навыков (в основном связанных с пониманием речи, и с пониманием различных понятий), но по прошествии определенного времени - начинает их забывать. Например, ребенок научился различать цвета и формы, и даже узнавать и наименовать эти понятия. После этого, ребенка начинают обучать новым понятиям, а когда возвращаются к твердо выученному материалу, оказывается, что ребенок вдруг начинает путаться с понятиями и неправильно реагировать.


При обучении методом АВА это тоже очень часто происходит. Как я уже писала раньше, ребенок может научиться узнавать и наименовать сотни разных предметов и понятий во время занятий, но абсолютно не способен применить эти знания в повседневной жизни, и через определенный промежуток времени их забывает.

Почему это происходит? У ребенка нет способностей к обучению? У него плохая память? Ребенок ленивый?

Ответ, как обычно, кроется не в обучаемых детях, а в самих нас, в учителях!

Одна из самых важных проблем здесь - это проблема обобщения и применения приобретенных навыков.

В первую очередь следует обучать ребенка тем навыкам и понятиям, которые он использует в повседневной жизни. Конечно, очень приятно, что ребенок знает все формы и цвета, и умеет их различать, но если ему негде эти знания использовать в повседневной жизни - то лучше не тратить не это драгоценное время.


Поэтому, при выборе целей для обучения, нужно, прежде всего, принимать в расчет следующее:

1. Является ли обучение этому навыку жизненно необходимым, или этот навык "может подождать"?

2. В каких ситуациях данный навык может быть применен ребенком? Например, если ребенок очень любит рисовать, но ему абсолютно все равно каким цветом, или же ребенок терпеть не может рисование - следовательно, здесь его знания цветов ему не помогут. Если же ребенку важно рисовать разными цветами, и он отдает предпочтение одному из цветов - тогда, конечно же, стоит ему помочь.

Опять-таки, если рисование ребенка не интересует, но его интересуют разноцветные конфеты, и он предпочитает именно розовые и красные, и не любит синие, то стоит обучить его различать цвета.

3. Позволяют ли настоящие навыки ребенка применить новые полученные знания в повседневной жизни. То есть, даже если определенные понятия являются очень важными, - сможет ли ребенок их применить? Например, изучение частей тела - голова, уши, нос, рот, ноги и т.д. Конечно же, важно, что бы ребенок мог узнавать части своего тела и наименовать их. Но при каких обстоятельствах ему понадобится их применять? Допустим, если ударится, то сможет сказать; "У меня болит рука". Но для того, что бы сказать маме: "У меня болит рука" - одного знания частей тела недостаточно. Ребенок должен еще чувствовать боль - есть дети, у которых очень высокий болевой порог... Ребенок должен иметь неплохие навыки общения и социальную мотивацию- уметь проявлять инициативу, по крайней мере, несколько раз в час, причем не только уметь просить то, что ему нужно, но и комментировать то, что происходит, и к тому же уметь связывать несколько слов в предложения.


Главный вывод здесь - не спешить хвататься за обучение тех программ или навыков, которые написаны в книжках по АВА на первых страницах, или которые являются первичными у детей с нормальным развитием. Не стоит обучать какую-либо программу, для того что бы отметить галочку.

Стоит обучать эту программу только в том случае, когда она может помочь ребенку в его повседневном функционировании, помочь ему в общении с окружающими, и улучшить его качество жизни.
Только те навыки, которые ребенок может использовать в повседневной жизни останутся в его памяти, и отпадет надобность начинать обучение каждый раз с начала.

Спешу поделиться радостной новостью....

Вчера вечером я получила е-маил от Аттестационной Комиссии Анализа Поведения (Behavior Analyst Certification Board – BACB), что я прошла экзамен на международный сертификат (Board Certified Behavior Analyst – BCBA), и что через несколько недель мне его вышлют!


Наконец-то!

Ребята не очень торопились, т.к. экзамен я сдавала еще в середине ноября прошлого года (2009). Ну, да ладно! Главное результат! После всего того, что мне надо было сделать, чтобы получить этот сертификат - подождать два месяца - это пустяки.

Начну с начала. В Израиль я приехала, когда мне было 19 лет. Одна. Моя семья - мама, и сестра с племянником, так и живут на Украине. Поучившись год в "Ульпане" (курсах обучения ивриту), - я поступила в университет - на факультет криминологии и общественных наук. Хотела в полиции работать... На иврите - ни черта не понимала. Сидела часами в библиотеке и переписывала фолианты по криминологии, что бы хоть что-то понять. Кстати, первый год обучения, и вообще, первую степень - закончила с отличием.

Через два года - в поисках подработки, увидела объявление в университете, что требуются студенты для работы с детьми с проблемами в развитии. Решила попробовать. Иврит у меня уже был на приличном уровне, немного знаний по психопатологии и психологии я получила "изучая" преступников.

И вот, 10 лет назад начался мой роман с детьми с аутизмом. Первая семья, в которой я начала работать - были молодые родители, у которых 3 детей-погодков (4,3, и-2 года), и оба младших - с аутизмом... Сначала я даже не поняла в чем проблема. Ну, подумаешь, в глаза не смотрит, и не разговаривает - так маленький еще, разговорится... Своих детей у меня еще не было, и с детьми я сильно не сталкивалась. В то время меня больше интересовали матерые рецидивисты, которых надо поставить на путь истинный.. Но, потихоньку, начала разбираться, что к чему, как работать, чему обучать. Тогда в Израиле еще было очень мало опытных терапистов, а супервайзоров вообще не было. Вот семьи и приглашали специалистов из заграницы, что бы нас обучать. Через год, я начала работать в других семьях, хотя в первой семье я продолжала работать 5 лет. Параллельно продолжала учиться в университете, и учить свою криминологию - уже на вторую степень. Моя дипломная работа даже была опубликована: http://www.sciencedirect.com/science?_ob=ArticleURL&_udi=B6V9F-4H74KW3-1&_user=10&_rdoc=1&_fmt=&_orig=search&_sort=d&_docanchor=&view=c&_searchStrId=1164321984&_rerunOrigin=google&_acct=C000050221&_version=1&_urlVersion=0&_userid=10&md5=15cfd1d01e772e828d1b2915eb36190a
Но к концу учебы почувствовала, что работать с преступниками - не мое это дело. Работа с детьми - приносит мне гораздо больше удовлетворения. Больше надежды, больше радости. Они маленькие, беспомощные, если не научатся самому необходимому - что с ними будет?


Вот так и пошло дальше. Криминологию я забросила, и полностью вошла в мир АВА. Начала строить программы обучения, сначала под руководством супервайзеров, потом самостоятельно.

Решила, что нужно заниматься этим профессионально, и что бы это сделать - мне нужен международный сертификат.

Полтора года назад начала учить профессиональные курсы по АВА от Florida Institute of Technology. Это курсы, которые отвечают стандартам BACB, и которые можно выучить через интернет, по записанным заранее лекциям. Такие курсы есть и в Израиле, лекции на них читаются в живую, но на них преподают Израильские специалисты, у которых опыт работы в АВА такой же, как и у меня. А во Флоридском курсе лекции читают светила поведенческой науки - Марк Сандберг, Джек Майкл, Хозе Мартинез-Диаз, Аизер ДеЛеон, Дэвид Палмер, Чарльз Мэйс, Джим Джонстон, и другие. До знаний этих светил нашим израильтянам долго нужно рoсти. К тому же, курсы флоридские - на английском, как и сам экзамен на сертификат. И еще одно преимущество - через интернет, что мне, как мамаше с малолетними детьми - чрезвычайно удобно.

Но одних курсов для сертификата мало. Нужно еще 1500 часов практикума, причем под руководством опытного и уже сертифицированного специалиста. А таких у нас в Израиле пока еще мало (около 13-ти человек, теперь уже около 14-ти;-) Поэтому , я пошла работать в спец-садиках, где одновременно вела поведенческие программы 16 детям с аутизмом, а также программы по интеграции в обычных детских садах. И, соответственно, применяла полученные теоретические знания на практике - 52 рабочих часа в неделю. Было не просто - каждый день работать по 10 часов, и по 3-4 часа сидеть перед компьютером и учиться - 15 месяцев подряд.

И вот он результат! Всего 10 лет!

За то, какие перемены произойдут в последующие 10 лет!! Ведь с сертификатом можно делать кучу полезных вещей!

Во-первых, у меня теперь будет возможность получать новые знания, которые раньше были мне не доступны, и, следовательно, те дети и семьи, которым я помогаю на сегодняшний день, смогут получить еще более качественное и эффективное лечение.

Во-вторых, я смогу более профессионально проводить тренинги других людей, и передавать им свои знания, что бы они, в свою очередь, могли обучать эффективнее и качественнее своих пациентов.

В-третьих, я надеюсь, что мне удастся продвинуть АВА в странах бывшего СНГ, и "воспитать" поколение специалистов по АВА, для того что бы и СНГ-вские дети с аутизмом стали обладателями тех прав на обучение и лечение, которыми обладают дети в США, Израиле, и других странах.

Вот именно этот пункт мне бы хотелось осуществить именно с вашей помощью, дорогие читатели!

Поэтому, дорогие мои, пишите мне комментарии, не стесняйтесь! Ведь вы там, а я пока еще здесь. Я плохо вижу отсюда ваши трудности и проблемы. Пока я догадываюсь, что они существуют и их очень много, но какие они - скажите мне вы...

Заметки с конференции Израильской Ассоциации Прикладного Анализа Поведения.

Вчера (4 января 2010) года была проведена очередная ежегодная конференция Израильской Ассоциации Прикладного Анализа Поведения (היל"ה), посвященная теме лечения психических/эмоциональных расстройств с помощью поведенческого подхода.


Одной из основных тем была тема разделения расстройства на "психические" и "проблемы поведения". То есть, в конвенциональном восприятии, когда возникают проблемы в поведении, то подходящим лечением является поведенческий подход, а когда проблемы "психического" или эмоционального свойства, то наиболее подходящей практикой является психоанализ или лекарства.

Более современный подход основывается на восприятии, что любое расстройство определяется как расстройство только по поведению/поведенческим симптомам, и поэтому, разделение на психические и поведенческие проблемы не имеет смысла. Следовательно, для лечения как поведенческих, так и эмоциональных расстройств наиболее эффективным является сочетание нескольких терапевтических подходов.

Что ж, на данный момент - ничего нового, кроме того, что представители психологии и психиатрии находят поведенческий подход более приемлемым, чем ранее.

Восприятие того, что душевные и эмоциональные проблемы имеют внутренний источник происхождения, а поведенческие проблемы вызываются, и усиливаются, с помощью факторов в окружающей среде преобразовалось в восприятие, что расстройства в любом случае имеют органическую/генетическую основы, и усиливаются во взаимодействии с факторами в окружающей среде. Поэтому, тяжело провести линию различия между трудностями в обучении и эмоциональными проблемами, моторными проблемами и проблемами с социализацией.
Следовательно, что бы улучшить функционирование ребенка, и его образ жизни, в общем, следует проводить интервенцию во всех этих областях, а не ограничивать лечение только одним видом проблемы.


Существует мнение, что поведенческая терапия помогает убрать симптомы болезни, а не саму болезнь. И если вылечить сам корень проблемы, скажем, с помощью психотерапии, то симптомы пропадут сами по себе.

По мнению доктора Майка Ставского (директора психиатрического отделения детской больницы "Шнайдер" в Петах Тикве), ни одной из известных терапий еще не удалось вылечить "корень" психиатрической болезни, и по этому, лечение симптомов является не только эффективной, но и практически единственной возможностью "укрепить здоровье, уменьшить страдания больного и его окружающих, и содействовать нормальному развитию".


Возможные методы лечения эмоциональных проблем:

 Терапевтический консалтинг

 Индивидуальная психотерапия

 Поведенческая терапия

 Групповая терапия

 Семейная терапия

 Медикаментозное лечение

Эти виды терапий не выстроены в порядке - с чего начинать, и чем лучше закончить. Принцип лечения эмоциональных проблем должен быть основан на одновременном сочетании двух-трех видов терапий.